Новости на Newstaraz.

СМИ опубликовали первое интервью Владимира Путина

0 3

Журналисты портала Meduza нашли одно из первых, а возможно, и вовсе первое интервью Владимира Путина. Он дал его 25 ноября 1991 года ленинградской газете «Час пик». Это произошло спустя несколько месяцев после назначения его в мэрию Ленинграда (Путин тогда возглавил комитет по внешним связям администрации Анатолия Собчака).

В интервью будущий российский президент рассказал, как попал в КГБ и уволился оттуда, и почему ему не в чем раскаиваться. Издание отмечает, что полный текст интервью в Интернете публикуется впервые.

Приводим несколько цитат из разговора Путина с журналисткой Натальей Никифоровой:

О работе под руководством Собчака. 

«…Поднять экономику небольшого региона при условии, что вся экономика страны катится вниз, — невозможно. Каждый имеет право на ошибку. И Собчак тоже живой человек. Было бы неверно говорить, что я с Собчаком во всем и всегда согласен. Что бы за работник я был? Если бы во всем смотрел мэру в рот, думаю, я бы его не устроил». 

«Мне не хотелось бы обсуждать сейчас ни нрав, ни манеры Собчака, хотя я от многих слышу, что он бывает резковат. Мне вот, напротив, подсказывают, что я слишком мягок в общении. Но могу понять, когда кто-то срывается. Мы сейчас живем в таком цейтноте — не хватает терпения иногда пробивать какой-то вопрос. Ну, сил больше никаких нет. Что касается моих взаимоотношений с Анатолием Александровичем — да, мы находим с ним общий язык в делах».

a60a4961591d71a3b2e536d54945ffec
Первая и третья полосы газеты «Час пик»

О службе в КГБ.

«Кстати, в КГБ я пошел легально и гласно, по распределению после окончания университета… Проработал некоторое время на различных должностях — мне предложили пойти на работу во внешнюю разведку. Я это предложение принял, закончил соответствующее учебное заведение. И все эти годы работал в разведке. В том числе и за границей». 

«Знаете, мне даже хотелось этого. Мы ведь все жили в другой системе отсчета. Я шел работать не в политизированную организацию. Если хотите, мною двигали высокие мотивы — считал, что там могу приложить свои силы максимально и с пользой для общества». 

«…Я всегда занимался международными связями. Кстати, и дипломная моя работа «Принцип наибольшего благоприятствования внешней торговли». Служба же в разведке, в КГБ дала мне очень многое. В чисто образовательном смысле. Хорошо знаю немецкий, понимаю по-английски. Информация, которой я располагаю, сегодня очень помогает делу. Чувствую себя абсолютно уверенным. В том числе и в проблемах наших деловых людей».

«Если же говорить об офицерах действующего резерва, то кадровые сотрудники КГБ работали и работают в гражданских учреждениях. Так поступают все спецслужбы мира. Отличие нашей в том, что наши сотрудники все на виду. Западного их коллегу вы никогда не рассекретите, он работает в условиях повышенной конспирации. Чего у нас сделать невозможно (из-за финансирования) и нецелесообразно (во всяком случае, до недавнего времени). В условиях тоталитарной системы достаточно было всем сказать: «Молчать!» А сейчас, когда уже не молчат, все всплыло. Но, повторяю, ни одна спецслужба мира без таких агентов не работает. Так было, так есть и так будет».

Об увольнении из органов.

«Я хотел заняться научной деятельностью, написать диссертацию на тему, которая мне была близка и знакома всегда. А именно по международному частному праву. Я уже начал было сдавать экзамены в аспирантуру и договорился с одним профессором ЛГУ, чтобы он меня взял в качестве соискателя. И, в принципе, ко времени, когда меня позвал Собчак, уже устроился на работу в университет. Я хотел работать юристом и заниматься правовым регулированием внешнеэкономических связей». 

«И еще одно, не менее важное. Чтобы продолжать работать в КГБ на определенном уровне, мне нужно было переехать в Москву. И покупать кооперативную квартиру или снимать за 300 рублей в месяц. У меня двое маленьких детей, старые родители. Им за 80, мы вместе живем. Они блокадники, куда везти их из родного города? Бросить их не мог. А здесь работа была, скажем так, немного не та. И тогда я решил уйти вообще. Когда было сделано предложение в мэрию, тем более». 

 2698071aaf5fe4f2ea79df03f5cd4dca
Владимир Путин и мэр Санкт-Петербурга Анатолий Собчак на заседании законодательного собрания, 1993 год. Фото: Михаил Разуваев / Коммерсантъ

Ответ на вопрос, почему человек из КГБ вполне может руководить страной.

«Нынешний президент США — бывший директор ЦРУ. Ну и что — это ему мешает? Я — тоже бывший. Бывший сотрудник, бывший коммунист. Почему мне это должно мешать в работе?»

О материальном положении.

«Основные вещи у меня есть. Есть машина. К сожалению, уже не очень хорошая — «Волга» 72 года. Вместе с женой, семьей и родителями живу в 54-метровой квартире. В старом фонде». 

Об отношениях с депутатами.

«Я не хотел бы о случаях шантажа говорить, но отрицать их не буду. Скажу также, что не на того напали. А пытались меня шантажировать как раз принадлежностью к КГБ. Есть примеры и другого порядка: кое-кто из депутатов постоянно здесь появляется, проталкивает те или иные проекты. Был случай, когда один из депутатов от имени горсовета подписал миллионный контракт с австрийской фирмой. Никто его на это не уполномачивал, никто условия контракта не обсуждал, с предложением фирмы не знакомился…» .

О своем прошлом.

«Я не раскаиваюсь. Раскаиваются — в преступлениях. Я же никаких преступлений не совершал. И не оправдываюсь. Хотя оправдываться всегда легче, чем сделать решительный шаг. Я его сделал». 

С полным текстом интервью Владимира Путина можно ознакомиться здесь.

Вам также могут понравиться

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.