Новости на Newstaraz.

Асылбек Избаиров: Самое главное в вербовке – ввести человека в транс

Райский сад – всего лишь миф.

В связи с нарастающей угрозой экстремизма и терроризма во всем мире, активизацией деятельности деструктивных радикальных течений,  Zakon.kz попросил известного религиоведа, директора Института геополитических исследований Асылбека Избаирова рассказать об идеологии такфиризма и как молодежь попадает в ряды такфиритов.

Такфириты – это люди-зомби, которые полностью отказались от этого мира, устремлены к смерти и остановить их довольно трудно. Как их вербуют? Самое главное в вербовке в террористические структуры — это вхождение в состояние некого транса, когда им обещают рай и возможность оказаться рядом с гуриями. Так в свое время ассасины погружали человека в глубокий наркотический сон, вызванный опиатами и переносили в искусственно созданный «райский сад», где его уже ожидали реки вина, обильное угощение и девушки, которые выдавали себя за райских девственниц-гурий, нашептывая будущему ассасину-смертнику, что он сможет сюда вернуться, как только погибнет в бою с неверными. После этого пробуждения реальный мир терял для него какую-либо ценность, и он, словно зомби, жил мечтами снова оказаться в «райском саду».

Этот метод ассасинов сегодня также успешно используется террористическими структурами. Если средством вхождения в транс у ассасинов были наркотики, то современные террористы используют другие методы. К примеру, суфисты для вхождения в состояние транса используют ритмичные движения и технику вдоха и выдоха, а сегодня экстремисты в вербовке используют мелодию т.н. «нашиды» и религиозные даваты (проповеди).

Например, бывшие такфириты говорили, что для вхождения в состояние транса они специально заходили в темную комнату и слушали «нашиды» представляли, как они воюют с кафирами, находятся в раю. Другая группа бывших такфиритов, находясь в пути, постоянно слушали одни и те же нашиды, т.е. формировали определенные установки. Сторонниками ИГИШ внушается идея, что они оказались в рядах ИГИШ для выполнения «великой миссии», перед которой меркнут все мирские соблазны и страхи, что ИГИШ является началом большого процесса перед Судным днем.
Индивид в своем становлении как будущий террорист проходит несколько этапов. Первый — в террористическую деятельность в основном идут люди со специфической личностной предрасположенностью (агрессивный характер, у многих обнаруживается дефект личности вследствие психологической травмы, физическая недостаток, низкий образовательный уровень). Также ряды потенциальных террористов могут пополнить люди, имеющие низкий социальный статус, испытывающие материально-финансовые трудности.

Второй — все эти факторы в комплексе приводят к ранней социализации индивида, причем многие, являясь выходцами из социально необеспеченных семей, не имея возможности получить хорошую профессию, становятся «социальными аутсайдерами». Ранняя социализация способствует вступлению индивида на путь криминалитета. Этот путь приводит к формированию агрессивного типа личности, что способствует постепенному нарциссическому изменению в характере.

Третий — другая категория лиц из-за ущербной самооценки, неспособности включиться в систему социальных отношений, формируется как внутренне озлобленный замкнутый тип индивида (этические интроверты). В обоих случаях мы имеем дело с определенными социально-психологическими деформациями в личности. Также нужно отметить, что в основном в террористическую организацию вступают люди с низким уровнем интеллекта.

Четвертый — в итоге эти процессы как защитная реакция способствуют появлению в сознании индивида сверхсосредоточенности на защите собственного «я» и желания самоутвердиться в глазах друзей, родственников, либо желания отомстить своим обидчикам, которыми в данном случае являются общество, государство и т.д. Отсюда основная мотивация терроризма это идейный абсолютизм, желание самоутвердиться, или же «молодежная романтика».

Пятый — это обуславливает поиск идеологических ориентиров иначе как формы самовыражения. Вхождение индивида в религию идет по форме «любить себя в религии». Религиозное самосознание формируется в форме того, как он совершает великие дела во имя великой цели. В сознании индивида идет формирование образов «героя» и «мученика за великое дело».

Шестой — следующим этапом является формирование групповой самоидентификации — объединение людей, устремленных к общей цели.
Идентификация с террористической группой обеспечивает таким людям социальную роль. Совершая дерзкие поступки, индивид стремится самоутвердиться в группе, показать какие-то личностные качества. Групповое самосознание становится доминирующим и любой акт агрессии против группы рассматривается как действие, направленное против него самого.

Седьмой — также важно в портрете потенциальной смертницы желание «искупить свою вину перед Аллахом и очистить свое имя», усугубленное религиозными дааватами. Так, палестинская женщина-смертница Вафе Идрис пошла на смерть потому, что ее подозревали во внебрачной связи. По той же причине смертницей стала 22-летняя Рим Салах Риаши, мать двоих детей, покончившая с собой в Газе. Крайними действиями они пытаются поднять свой социальный статус.

Но во всем этом процессе решающую роль играет применение вербовщиком психотропных препаратов, с помощью которых достигается нужный им результат. Так, задержанная 16-летняя жительница Чечни Медни Мусаева, готовившаяся стать террористкой-смертницей, рассказывала о некоторых аспектах идеологической обработки будущих смертниц. Впервые она встретила Луизу Магомадову (задержана 7 сентября 2004 г., подозревается в вербовке смертниц) на улице. Та сама подошла и заговорила на религиозные темы. Потом пригласила в гости на посиделки. Во время встреч они читали соответствующую литературу и беседовали. В ходе этих разговоров Мусаева впадала в эйфорию. Кстати, это распространенный прием террористов. Как пишет российский исследователь А. Артюшкин, «почти все смертницы, совершившие теракты в России, находились под воздействием психотропных препаратов, о чем свидетельствовали данные экспертизы. Именно когда рассудок потенциальной смертницы затуманен наркотиками, с ней начинают вести разговоры о том, как хорошо и почетно взорвать неверных и прямой дорогой пойти в рай. Например, Зарема Инаркаева была под воздействием наркотических веществ, когда прогремел неудачный взрыв в Старопромысловском РОВД Грозного. Под воздействием психотропных веществ находилась неизвестная смертница, подорвавшая 5 июня 2003 г. в Моздоке автобус, перевозивший группу сотрудников авиационно-технической службы одной из воинских частей. Обе террористки, взорвавшие себя в Тушино во время рок-фестиваля «Крылья», также находились под воздействием психотропных веществ. Смертница, назвавшаяся Луизой Осмаевой, была обстреляна сотрудниками милиции при попытке подрыва блокпоста ФС в июне 2003 г., прожила в больнице сутки и скончалась от сильного истощения организма в результате регулярных побоев и применения психотропных препаратов».

Террористические центры, имея в своем арсенале разработанные методики психологического воздействия, формируют у вербуемых лиц необходимые психологические установки. Формированию таких взглядов способствует неверная трактовка норм ислама в форме «такфири», просмотр электронных сайтов экстремистского характера, «нашиды» и радикальные даваты, а также установление тесных контактов с радикально настроенными лицами.

(продолжение следует)

Вам также могут понравиться

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Translate »