Новости на Newstaraz.

Обвиненный в каннибализме мужчина вышел на свободу в Актобе

58-летний Тимур Габдуллин, получивший 18 лет колонии строгого режима за каннибализм, вышел на свободу в Актобе, передает корреспондент NUR.KZ.

Жуткое преступление было совершено в январе 1999 года в городе Алга Актюбинской области. Днем пятеро приятелей распивали спиртное, а ближе к ночи между ними началась потасовка.

В ходе драки с одним из собутыльников жестоко расправились. Сначала его закололи ножом, затем сварили и съели.

Один из отбывших наказание, уроженец Индерского района Атырауской области, Тимур Габдуллин до сих пор отказывается признавать вину. По его словам, в момент преступления он спал.

«Когда я проснулся, увидел в ванной человеческое тело без головы, рук и ног. Как это произошло, не знаю. Спросил у джигитов, в чем дело, они сказали «братан, сейчас все уберем». Голову выкинули в мусорку. Вечером домой заявилась полицейские, они попросили показать останки.

Я вытащил из детской клетчатую сумку, в которой хранились останки тела. Это была моя ошибка, я не должен был им ничего показывать. Когда вытаскивал, на трупе остались следы моих ногтей. В итоге во всем обвинили меня», — говорит мужчина.

Он также поведал о деталях убийства.

«Они расправились с ним ночью, зарезали его, как скотину. Нас было четверо, я рано лег. Они сварили и съели тело. От него ничего не осталось. Голову полицейские нашли на свалке. На суде они дали показания, что якобы это я им предложил сварить и съесть человека.

Вначале нас четверых осудили. Потом одного признали свидетелем и отпустили. Я слышал, что он скончался.

Второго убили в Актасской тюрьме. Меня освободили в 2015 году, я пробыл в зоне 18 лет. Еще один соучастник отбывает наказание до сих пор», — рассказывает Тимур Габдуллин.

Выйдя на свободу, мужчина снова начал пить. Также он бродяжничает.

«Я снова пью. Что еще остается делать? Вся моя жизнь сломана. После тюрьмы навестил мать. Мои родные отреклись от меня, думая, что я людоед.

Сейчас прошу милостыню, пью. В основном, брожу в старом городе. Иногда бывает, так напьюсь, что ничего не помню. Я не то, что человека, собак не ем. Вот пью много, этого не отрицаю», — делится Тимур.

Однако репутация социально опасного человека навсегда закрепилась за ним. В ночлеге бродяге отказывают даже в приюте для бездомных.

«К нам нередко обращаются бывшие преступники, отсидевшие в зоне по 20-30 лет. Но, к сожалению, многие из них хотят установить здесь тюремные порядки. За распитие спиртного и нарушение правил мы их выпроваживаем.

Этот человек был у нас, он алкоголик. Увы, но такой социопат не нужен даже своим родным», — сказал директор центра социальной адаптации для лиц без определенного места жительства Актобе Сабыргали Даулетов.

Вам также могут понравиться

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Translate »